Доступное знание, или Как пережить пандемию

июн
15
Доступное знание, или Как пережить пандемию
Доступное знание, или Как пережить пандемию

Более двух месяцев назад мы все оказались в новой реальности. В начале периода люди ощутили неопределенность, даже страх, вызванный огромным количеством информации о новой напасти, обрушившимся на их сознание. Далее последовала вынужденная самоизоляция, резкая смена традиционных форм общения и приход онлайн коммуникаций, в том числе, профессиональных. Но надежда, что в недалеком будущем невидимый враг будет побежден, не покидала нас.

Как в этих необычных условиях продолжает свою деятельность университетская библиотека, с какими проблемами она сталкивается, как ей удается с ними справляться в условиях дистанционного обучения?.. О доступности информации, о новых условиях обеспечения научно-образовательной деятельности университета информационными ресурсами беседуем с директором Библиотечно-музейного комплекса (БМК) Тюменского государственного университета Валерием Дубицким.

 

– Валерий Васильевич, известно, что БМК последовательно реализует Стратегию развития, в которой определены значимые приоритеты деятельности. Каковы они?

– Да, действительно, Стратегия развития БМК была принята в начале 2019 года, и на ее основе родилась «Дорожная карта», как мы привыкли называть конкретные планы деятельности. Она задала вектор развития Комплекса на несколько лет вперед.

Для нас очевидно, что каждое мероприятие знаменует конкретный результат. Можно в этом случае говорить о крупном проекте, необходимость реализации которого мобилизует коллектив на достижения, при этом каждый работник четко представляет, что и почему ему необходимо сделать. Конечно, в реальной ситуации часто бывают неожиданности, не всегда приятные, но я не побоюсь утверждать, что уровень адаптации к внезапным вызовам у нас сформировался достаточно высокий.

Библиотечное сообщество характеризуется набором похожих приоритетов развития, но вот их исполнение, реальное воплощение вместе с удовлетворенностью работников своими достижениями, к сожалению, весьма различно.

В качестве основных приоритетов мы выделяем, во-первых, обеспечение оперативного доступа пользователей к фонду печатных и электронных документов, и в этом нам помогают разработанные и внедренные сервисы (прежде всего, новая электронная библиотека); во-вторых, сопровождение результатов научных исследований ученых университета путем сбора и хранения научных публикаций на платформе открытого институционального репозитория; в-третьих, мы особенно заинтересованы в широкой популяризации музейных коллекций и книжных памятников, которыми обладает наш Университет, но результаты такой деятельности сегодня нас никак не могут устраивать; в-четвертых, кто не мечтает о современной организации библиотечного пространства и введении долгожданной системы открытого доступа с элементами самообслуживания.

 

– Но сложившаяся ситуация с пандемией не могла не повлиять на реализацию задуманного и не потребовать серьезной корректировки целей и задач, стоящих перед Комплексом. Что получилось, а что не удалось реализовать в этот период?

– Да, конечно, в данной ситуации потребовалось, прежде всего, организовать дистанционную работу коллектива. Технологические процессы не должны прерываться. И главное, что удалось достичь, план деятельности и его исполнение были с незначительной коррекцией сохранены. С учетом «глубины» заданий, их «распределенности» по срокам все мы, даже те, кто работал ранее с печатной книгой или с музейными предметами каждый день и не представлял себя вне привычного поля деятельности, были полностью загружены работой через удаленный доступ к своим рабочим столам, который быстро и качественно настроили специалисты университета. Более того, я неоднократно слышал от своих работников, что объем установленных заданий заметно вырос.

Это возникло не вдруг и не на пустом месте. Мы серьезно поработали последние перед пандемией месяцы и полностью использовали внедренные ранее автоматизированные информационные системы работы с библиотечными и музейными фондами, такие, как АБИС «Руслан-Нео» и КАМИС 5, проведя при этом своевременную большую работу по конвертации данных и записей о книжном и музейном фондах БМК.

Не могу не упомянуть об одной «неблагодарной» работе в этот период – создании базы локальных нормативных актов БМК. Все мы хорошо знаем, что это такое и как долго мы все откладываем эту деятельность «на потом», редко вспоминаем об актуализации документов. Но оказывается, все в этом мире возможно: 90% документации, а это 30 нормативных актов, были подготовлены коллективом в короткое время и отправлены на утверждение. Коллектив понимает, что это важно, ведь такие документы регулируют нашу реальную деятельность и нужны, прежде всего, нам самим.

За апрель и май этого года мы поставили на учет около 600 наименований изданий, переданных на безвозмездной основе в БМК, исключили из фонда более 10000 экземпляров устаревших, непрофильных и излишне дублетных (многоэкземплярных) документов. Процесс каталогизации также не прерывался. Более 100 наименований иностранной литературы, 1000 наименований авторефератов диссертаций пополнили электронную базу данных, почти 500 выпускных квалификационных работ и научных докладов размещены в электронной полнотекстовой библиотеке университета.

Не удалось в этот период начать процесс программирования и маркировки RFID-метками новых поступлений, что на некоторое время отложит автоматизированную книговыдачу и самообслуживание пользователей.

А вот что особенно не удалось, так это в режиме TeamLink или Zoom полноценно «прочувствовать» позиции коллег, ведь, даже видя на экране дисплея собеседника, не всегда определяешь его реакцию и возможные разногласия.

 

– Хорошо, но если основные процессы в БМК не прерывались, а деятельность работников оставалась достаточно эффективной, то не означает ли это, что по окончанию периода самоизоляции вашему коллективу и дальше можно продолжать удаленную работу и не появляться в помещениях Комплекса?

– Действительно, мы иначе посмотрели на осуществляемую деятельность и увидели, что треть работников вполне может продолжать работать удаленно, но специально просить их находиться большую часть времени вне коллектива мы не собираемся. Я полагаю, у моих коллег изменилось отношение к профилактическим мерам, направленным на максимальное предотвращение респираторных и других вирусных заболеваний в будущем, ну, а если заболевание все же произойдет, работник, если у него имеется такая возможность, сможет работать удаленно и тем самым оставаться в «строю».

 

– А какое влияние оказала удаленная работа на внедрение и развитие автоматизированных библиотечных сервисов в БМК?

– С учетом намеченных Стратегией развития мероприятий на 2020 год, мы предприняли ряд мер, направленных на внедрение RFID-технологий в такие процессы, как идентификация пользователей и самостоятельная книговыдача. Часть оборудования мы успели приобрести, в том числе, станцию самостоятельной книговыдачи, успели внедрить электронный читательский билет, но дальнейшие действия парализовала объявленная пандемия.

Впрочем, развитие дистанционных услуг из-за этого не остановилось. Поговорка «не было бы счастья, да несчастье помогло» представляется здесь вполне уместной, ведь за короткое время мы настроили и виртуальную справочную службу «Спроси библиотекаря», в полную силу заработала полнотекстовая платформа «Электронная Библиотека ТюмГУ», которая пусть и на время, но эффектно и полностью заменила электронными учебниками большую часть печатных изданий БМК.

Особую благодарность хочется выразить поставщикам электронного контента, открывшим доступ ко всем своим ресурсам. Авторизация на многих ресурсах – ЭБС Znanium.com, Издательство Лань, ЭБ Grebennikon, IEEE, Cambridge University Press, LexisNexis, Springer и др. – доступна нашим пользователям без регистрации, под учетной записью ТюмГУ, т.к. мы являемся участником проекта FEDURUS, обеспечивающего единую идентификацию в рамках участников федеративного проекта.

Конечно, и в дальнейшем, независимо от ситуации, мы будем продолжать развивать удаленные технологии, ведь сейчас для этого предоставлено очень много возможностей.

А пока сосредотачиваемся на текущих проблемах, организации «бесконтактного» возврата печатных изданий в связи с окончанием учебного года и выпуском в университете. Кстати, мы оказались готовы и к выдаче литературы в данный период, когда нет контакта пользователя и нашего специалиста. Для этого в личном кабинете на сайте доступно электронное бронирование изданий, оповещение о готовности заказа также приходит в личный кабинет, заказчику остается только забрать книги в назначенный для этого день.

 

– Нынешняя ситуация сделала невозможным проведение многочисленных публичных мероприятий, связанных с 75-летием Великой Победы, Общероссийским днем библиотек, 90-летием Тюменского университета и многих других…

– Да, режим ограничительных мер действительно пошатнул систему проведения мероприятий. И хотя все знаковые события нашли отражение в наших планах, пандемия все-таки лишила нас привычной публичности и «загнала в подполье» онлайн встреч.

Но зато подготовлено и готовится большое число тематических и персональных виртуальных выставок, видеороликов и экскурсий, связанных с 90-летней историей университета, завершается работа по изданию или переизданию книг, подготовке библиографических указателей и статей.

Также мы были активны в подготовке материалов, мероприятий и выставок ко Дню Победы. Нам удалось провести в онлайн формате совместно с Агентством туризма и продвижения Тюменской области «Visit Tyumen» экскурсию «Тюмень тыловая», набравшую на сегодняшний день уже более 64 тыс. просмотров, создать виртуальную фотовыставку «А зори здесь тихие» по мотивам одноименного произведения Бориса Васильева. Также, на мой взгляд, удался получивший большой резонанс флешмоб «Стихи и песни о войне», который мы провели среди школьников Тюмени.

Некоторые мероприятия мы решили перенести на более поздний срок и провести их в очном, привычном формате. В частности, это коснулось мероприятий, приуроченных к общероссийскому Дню библиотек.

 

– Достаточно востребованными стали ресурсы и подписные, и собственной генерации. Как справлялись с неизбежными проблемами? Насколько изменится, с вашей точки зрения, работа с пользователями после снятия ограничительных мер? Останется ли спрос на печатные издания?

– С переходом на дистанционный режим мы постарались максимально распространить информацию о возможности удаленной работы с полнотекстовыми ресурсами, разработали соответствующую инструкцию по удаленной регистрации пользователей и по персональному идентификатору научно-педагогических работников и обучающихся ТюмГУ настроили доступ ко всем ресурсам через сервис FEDURUS.

Редкий случай в практике, когда интересы поставщиков ресурсов и приобретателей совпали: осуществлен открытый доступ, пусть и на несколько месяцев, ко всему информационному контенту издателей и агрегаторов. Конечно, востребованность ресурсов резко возросла, но на это были и другие причины. Те, кто раньше игнорировал работу с электронным ресурсами и предпочитал печатную книгу, стали активно ими пользоваться. А ЭБС «Юрайт», открыв свой контент, получила многократное увеличение обращаемости. Справедливости ради стоит заметить, подобный рост вызван, с нашей точки зрения, еще и тем, что университет был подписан только на отдельные издания компании, поэтому большая часть ресурсов для нас была до сих пор закрыта. Именно эта ситуация подсказала нам и управленческое решение по взаимодействию с издательством «Юрайт» в ближайшем будущем.

Невысокий спрос в предшествующие пандемии два месяца к ресурсам компании IPR Media (договор был заключен только в январе 2020 года) вырос к концу мая на порядок. Такой результат связан с постоянными совместными усилиями наших работников и сотрудников компании, особенно в части удаленной регистрации пользователей в системе.

Особенно ценно, что возросла востребованность к ресурсам собственной генерации. Так, обращение к полнотекстовой электронной библиотеке ТюмГУ с февраля 2020 года возросло почти в два раза.

Что касается востребованности печатной литературы, могу с уверенностью сказать, что спрос на нее был и будет всегда. Из результатов опросов видно, что около 70% пользователей в университете предпочитают в той или иной мере работу с печатной книгой, что убедительно опровергает противоположные утверждения об «умирании» интереса к печатным изданиям.

Возможно, не все знают, что мы никогда не приобретаем издание в печатном виде, если есть его электронный аналог. И потом, для информационного обеспечения новых программ в университете невозможно обойтись электронными полнотекстовыми ресурсами. Их зачастую просто нет.

Что касается «неизбежных проблем»… Мы достаточно уверенно перевели пользователей на работу с ресурсами в удаленном режиме. Ресурсная база полнотекстовых электронных документов достаточно универсальная, на данный момент пользователям доступно около 122 тыс. наименований электронных книг и 2,5 тыс. наименований периодических изданий. Но этого нашим пользователям мало, и они часто задают вопросы: «а когда библиотека откроется?» и «когда можно получить книги?»

 

– Пандемия закончится, а вызовы, стоящие сегодня перед библиотечным сообществом, не только останутся, но и, скорее, приумножатся…

– Несомненно, и вызовы эти хорошо известны, о них говорят в библиотечном сообществе не первый год. Достаточно большое число лиц, в том числе занимающих высокие должности на разных уровнях власти, искренне считают, как отмечает глава Российской государственной библиотеки Вадим Валерьевич Дуда, что интернет и цифровые модели распространения контента делают библиотеки не нужными, а персонал зря «проедающим» бюджетные средства.

Есть и другие не менее значимые вызовы, связанные с растущим объемом недостоверных публикаций, и, что самое страшное, кажущимся невозвратным процессом развития у молодых людей «клипового» мышления, тотальное снижение интереса к глубокому изучению конкретных предметов.

Для университетской библиотеки, такой, как наш БМК, мы в свое время сформулировали принципы и пути преодоления информационной некомпетентности потенциальных пользователей.

Во-первых, это изменение роли преподавателя университета в работе с информационно-библиотечными ресурсами – ориентация на легальные источники и отказ от предоставления обучающимся готовых материалов, не дающих возможности последним осуществлять реальную мыследеятельность.

Во-вторых, необходимо формировать и развивать информационную культуру студентов через обучение, мастер-классы профессионалов, поддержку в предоставлении искомой информации, что невозможно сделать без специалистов в библиотеке.

В-третьих, информационно-библиотечные центры просто обязаны постоянно проводить актуализацию технологических процессов и развивать качественных сервисы, не уступающие лучшим аналогам в сфере, создавать открытые информационные фонды востребованных печатных изданий с использованием технологии RFID.

И, наконец, в-четвертых, организациям необходимо для своих библиотек создать комфортное функциональное пространство, оснащенное современными техническими средствами, позволяющее в полной мере использовать такие пространства для организации и проведения мероприятий в актуальных форматах.

 

– И, в заключение: библиотеки ведущих университетов России показывают хорошую динамику в своем развитии и стремлении удовлетворять любые запросы своих пользователей. Как БМК ТюмГУ выглядит на их фоне, какие совместные проекты с другими российскими библиотеками можете назвать?

– В связи с созданием Западно-Сибирского межрегионального научно-образовательного центра (НОЦ) актуализируется проблема обеспечения научно-образовательными ресурсами организаций и их сетевое взаимодействие. Двумя годами раньше Совет ректоров вузов Тюменской области принял решение о создании единого информационно-библиотечного пространство региона.

Сегодня мы активно развиваем всестороннее сотрудничество с ведущими и сильными библиотеками университетов страны. Среди них Информационно-библиотечный комплекс Санкт-Петербургского политехнического университета имени Петра Великого, научные библиотеки Уральского и Сибирского федеральных университетов, Пермского национально-исследовательского университета, а также вузов Тюменской области и Ханты-Мансийского автономного округа. Кроме этого в наши проекты вовлекаются представители органов государственной власти, федеральных и центральных региональных библиотек, а также агрегаторы электронно-библиотечных систем.

В настоящее время ресурсы и сервисы БМК становятся неотъемлемой частью электронной информационно-образовательной среды (ЭИОС) ТюмГУ. Платформа новой полнотекстовой электронной библиотеки имеет возможность интеграции с информационной системой управления образовательной деятельностью. Учитывая принятое на Совете ректоров решение о переходе всех тюменских вузов на единую информационную систему, создание корпоративной межвузовской электронной библиотеки сделало бы обеспечение образовательного процесса полностью автоматизированным.

Я не сомневаюсь, что, оказавшись в сложной экономической ситуации, нужно активней использовать любую возможность, чтобы «разгрузить» университет от излишних финансовых затрат. Этому, совершенно очевидно, поможет организация корпоративной подписки на электронные ресурсы и базы данных, исключающая дублирования контента, приобретаемого разными нашими образовательными организациями.

 

 

Источник:

Управление стратегических коммуникаций ТюмГУ

Меню