Российско-датская лаборатория энтомологии формируется в ТюмГУ

В Институте X-BIO этим летом проводит исследования Алексей Солодовников (Дания), куратор коллекции жуков Музея естественной истории Дании, профессор Копенгагенского университета.
сен
27
Российско-датская лаборатория энтомологии формируется в ТюмГУ
Российско-датская лаборатория энтомологии формируется в ТюмГУ

– Как сложилась история Ваших взаимоотношений с Тюменью?

– В целом сотрудничество с ТюмГУ началось так. Я сам из России, всегда интересуюсь, что здесь появилось нового в науке. Также я с давних пор занимаюсь фауной России, в том числе и после отъезда за рубеж. Я много слышал о ТюмГУ, что здесь активно развиваются науки о жизни. В 2019 году я был в экспедиции и, проезжая Тюмень, встретился со своим давним знакомым тюменцем, энтомологом Дмитрием Ломакиным. Тогда выяснилось, что у нас с Дмитрием есть общий знакомый – проректор ТюмГУ Андрей Толстиков. Мы с проректором созвонились и обсудили точки соприкосновения. Он выслушал, что интересно мне, какие у меня планы. Я узнал, что намечено в перспективе у ТюмГУ, Х-BIO. И оказалось много общего – с этого всё и началось.

–  И чем сегодня совместно занимаетесь?

–  Сейчас у нас растет совместная «зеркальная» лаборатория на базе Х-BIO в связке с моей исследовательской группой в Датском музее естественной истории. Это молодежная лаборатория по систематике насекомых, по эволюции, по их практическому значению. В данный момент в ТюмГУ ключевые исследователи лаборатории – это Мария Сальницкая, у которой я был соруководителем, когда она была аспиранткой в СПбГУ, и Игорь Орлов, получивший степень PhD в Копенгагене. Сейчас оба молодых ученых – постдоки в «зеркальной» лаборатории X-BIO. С Марией здесь у нас уже есть магистр, сотрудница-ассистент и аспирант - группа растет. Мы занимаемся разными аспектами систематики жуков стафилинид, вопросами их потенциального внедрения в качестве энтомофагов в практику сельского хозяйства, привлекаем новейшие генетические технологии, например, на современном уровне проводим точную видовую диагностику с использованием ДНК-штрихкодов. Ребята здесь получили хорошее рабочее пространство, у них высококачественная микроскопическая техника, работа идет достаточно эффективно. Я периодически приезжаю в Россию, у ребят запланированы поездки в Данию, мы регулярно проводим видеоконференции и общие лабораторные собрания в Zoom.

– Говорят, у вас даже есть планы работы со школьниками…

– Да, сейчас и в России набирает популярность движение по привлечению широких слоев населения к науке (любительская наука или гражданская наука, или citizen science). Это концепция проведения научных исследований с привлечением широкого круга добровольцев, которые могут не иметь специальной подготовки по специальности. И понятно, что школьники –  основная сила в этом движении. Опять же, учащиеся школ – это будущие студенты, и чем раньше они поймут, чем важно и нужно заниматься, тем лучше. Поэтому, например, Мария Сальницкая выступает перед школьниками с лекцией про науку, рассказывала, как и почему мы занимаемся энтомологией. Я уверен, что вполне возможны более частые популярные лекции или разработка программ для школьников по выходу их в природу, наблюдениям за насекомыми. Сейчас с помощью IT-технологий, фотографирования на смартфоны искусственный интеллект определяет тип насекомого, эти наблюдения стекаются в централизованную базу данных. Так что муравьев, бабочек, жуков, других хорошо заметных насекомых можно наблюдать и изучать очень широким фронтом, когда сотни школьников смогут помочь ученым собрать наблюдения и факты.

–  Изучать и собирать, насколько известно, можно бесконечно, ещё на сотни лет вперед хватит материала – настолько разнообразен мир насекомых. Но можно немного поподробней рассказать о практической, прикладной пользе жуков для народного хозяйства?

– Да, насекомых в целом, и особенно жуков-стафилинид, которые являются нашим объектом изучения, – великое множество. Они преобладают по численности и биомассе в любом естественном биогеценозе и агроценозе (экосистеме, созданной человеком под воздействием сельского хозяйства). Уберите из экосистемы какие-то виды, и все экологические взаимодействия сразу же нарушаются. Это, например, происходит, если какие-то виды исчезают в силу влияния на агроценоз небиобезопасных методов борьбы с вредителями. Такой дисбаланс в долгосрочной перспективе будет негативно сказываться на урожае. И поэтому, прежде всего, нам нужно узнать видовой состав, разнообразие насекомых и в естественной среде, и в агроценозе. Это – задача номер один. Стафилинид так много, они так плохо изучены в России, что нам, чтобы подобраться к этой проблеме, нужно провести достаточно широкие фундаментальные исследования: ходить в экспедиции, изучить морфологию, молекулярные свойства видов, чтобы хотя бы их точно определять. Это раз.

Второе – среди жуков-стафилинид и других малоизвестных насекомых наверняка есть потенциальные виды, которые могут быть эффективными энтомофагами – биологическими агентами защиты растений или даже сельскохозяйственных животных. Один из примеров – это жуки из рода Алеохара. Это очень крупный род стафилинид, личинки которых паразитируют на двукрылых – на мухах. А мухи причиняют много вреда крупному рогатому скоту: избавиться в стойлах, на пастбищах от мух очень сложно. И один из способов – внедрение Алеохар в эту среду, чтобы они снижали численность мух.

Также есть уже разработанный объект биоконтроля – маленькие жучки-стафилиниды из рода Атета, которые являются эффективными хищниками в теплицах. То есть, выпускают этих жуков, например, на клубнику, и они подавляют численность вредных насекомых, которые уничтожают посадки. Зная биологию и особенности жуков, их внедрение в агрокомплексы, частные фермерские хозяйства для эффективного разведения культур без потерь от вредителей и без добавления ядов по борьбе с вредителями – это перспективный метод. Эти два примера – самое простое, что приходит на ум.

– Насколько известно, достать на сегодня таких жучков крайне сложно – нужно их заказывать где-то. с доставкой проблемы…

– Да, это не внедрено широко, отчасти и потому, что нет российских производителей. Доминируют на мировом и российском рынке иностранные компании. Я думаю, что и многие работники сельского хозяйства не осведомлены, что есть такие биобезопасные методы контроля вредителей, или что они достаточно эффективны. И здесь опять-таки можно вернуться к вопросу, почему необходимы образовательные программы в школах, на станциях защиты растений, чтобы люди просто знали, что есть наукоемкие способы контроля вредителей.

– И в СМИ стоит это распространять, там не будут против такой информации. Хотелось бы ещё спросить, как Вам живется в Дании. Возможно, оттуда, из Европы, наиболее удобно попасть на территории, которые Вы исследуете…

– Я уже давно живу в Дании. Мне очень нравятся там и музей, и университет, и скромная датская природа, и особенно море, оно там кругом. А я очень люблю морскую рыбалку… Я удовлетворен и доволен своей работой в Дании. Но на каком-то этапе карьеры появились время и свобода, чтобы и что-то изучать и развивать в России. Это естественно, так как я всегда связан с Россией (несмотря на работу за рубежом с 2002-го года сначала в США, потом в Дании, я остаюсь российским ученым, да и датчане меня воспринимают и как своего, и как российского ученого). Сначала на работу в России не было времени, так как построить карьеру и получить постоянную работу в академическом учреждении за рубежом довольно сложно, надо было на этом сфокусироваться. Сегодня изменилась ситуация и здесь - на мой взгляд, сейчас у России перспективы очень большие, особенно у молодых ученых, если им помогать, делиться опытом, в том числе международным. Тем более в таком университете, как ТюмГУ, где есть стратегия развития, и прикладываются большие усилия для этого. И создать дополнительную точку научного роста в X-BIO – это интересно, я могу на это выделить время, и это продуктивное сотрудничество. Чем разнообразнее источники задач, вопросов, методов и финансирования в науке, чем их больше, чем больше вовлечено молодежи из самых разных стран, тем лучше, эффективнее для конечного результата. К тому же, для меня ездить в Россию – это не проблема даже во времена ковида. Как российский гражданин, я всегда сюда могу приехать.

Справка  

Мария Сальницкая в 2020 году получила грант Российского научного фонда (РНФ) № 20-74-00130 «Внедрение крупнейшего семейства членистоногих животных – жуков-стафилинид (Insecta: Coleoptera: Staphylinidae) в качестве эффективной модельной группы для мониторинга почв степной и лесостепной зон России» по мероприятию «Проведение инициативных исследований молодыми учеными» Президентской программы исследовательских проектов, предусматривавший переезд (релокацию) постдока в ТюмГУ для выполнения работы.

Источник: 

Управление стратегических коммуникаций ТюмГУ

Меню