Новая модель взаимодействия человека и пространства будет разработана в рамках мегагранта ТюмГУ

Мегагрант Правительства РФ в рамках государственной поддержки научных исследований получил проект ТюмГУ «Человек в меняющемся пространстве Урала и Сибири» под руководством ведущего учёного, профессора Университета Сёдерторна (Швеция) Марка Бассина.
июл
2
Новая модель взаимодействия человека и пространства будет разработана в рамках мегагранта ТюмГУ
Новая модель взаимодействия человека и пространства будет разработана в рамках мегагранта ТюмГУ

О задачах новой лаборатории, создаваемой в ТюмГУ по мегагранту, рассказывают руководитель проекта Марк Бассин (М.Б.); Александр Сорокин, кандидат исторических наук, зав. кафедрой отечественной истории, руководитель исследовательского центра «Человек, природа, технологии» (А.С.) и Александр Фокин, кандидат исторических наук, старший научный сотрудник того же центра (А.Ф.).

А.С.: – В июле 2019 года в ТюмГУ был создан сетевой исследовательский центр «Человек, природа, технологии». Его задача – проводить междисциплинарные исследования на стыке естественных и гуманитарных наук, создавать образовательные продукты по компетентностной модели, где представители естественных и гуманитарных наук взаимодополняют друг друга.

За небольшое время работы Центра он продемонстрировал высокую активность в привлечении дополнительных источников финансирования. Были получены 10 грантов: 4 – РНФ, 4 – РФФИ, 2 - Президента для молодых ученых, а также поддержан проект «Зеркальная лаборатория» совместно с ИГИТИ НИУ «Высшая школа экономики». Важным достижением стала победа в конкурсе мегагрантов. Под руководством Марка Бассина планируем не только реализовать исследовательский проект, но и расширить международные связи.

– Как возникла тема гранта, есть, возможно, какая-то предыстория?

А.С.: – Сейчас мы живем в новую эпоху, где ключевым фактором изменения среды является сам человек, учёные иногда называют этот период «антропоценом». Возникла идея проанализировать то, как происходило взаимодействие человека и пространства. Дизайн нашего проекта мы описываем «метафорой матрёшки». Первый уровень – изучение динамики изменения природы и ландшафтов Сибири и Урала. Второй – анализ превращения дикой природы в окружающую человека среду, воздействия человека на природные объекты: строительство городов и населенных пунктов, логистические (строительство Транссибирской магистрали, новых дорог), промышленные (нефтегазовый комплекс, Урало-Кузнецкий комбинат и др.) проекты и т.д. Третий уровень – социетальный – то, как сформированная окружающая среда влияет на идентичность человека, а она в свою очередь определяет отношение к природе и региону.

М.Б.: – Что я нахожу захватывающим в нашем проекте, так это то, что мы изучаем фактор пространства в двух разных пониманиях. С одной стороны, это «материальное» пространство физической среды, включающее природные ландшафты. Исторически мы взаимодействовали с этим внешним физическим пространством по-разному: оно формировало наш исторический опыт и наше экономическое развитие. Пространство также активно формировалось или трансформировалось обществом, особенно в XX веке. Наряду с этим материальным пространством существует то, что можно было бы назвать перцептивным пространством – пространство воображаемое и, пользуясь популярным выражением, «конструируемое». Перцептивное пространство относится к тому, как индивид и общество представляют внешнюю среду и придают ей смысл, отражающий их собственные ценности, интересы и представления о политике и государственности. Мои исследования посвящены тому, как в России исторически воспринимали и «конструировали» пространство. Особенно важной темой для меня были взгляды русского населения и восприятие им Сибири. Я много писал о взглядах русского населения в XVIII и XIX веках, и наш мегагрантовый проект даёт возможность более интенсивно развивать эту тему, а также перенести исследование в XX и XXI века.

– В каком временном срезе вы ведете сегодняшнее исследование?

А.С.: – Мы берем срез с 1870-х годов по наше время. В 1870-х начался период крупных модернизационных проектов, которые государство запускало на территории Урала и Сибири: это и процессы индустриализации, и строительство Транссиба, и создание первого университета в азиатской части Российской империи. Важно изучить советский период, в ходе которого облик Урала и Сибири существенным образом преобразился. В рамках изучения современности у нас планируются большие антропологические и социологические блоки работ, полевые исследования, в том числе совместные экспедиции с представителями естественных наук. Помимо качественных исследований, мы планируем использовать и количественные, и в этом плане у нас есть интерес к методам анализа больших данных. Для этого мы договорились и планируем активно развивать взаимодействие с межуниверситетским консорциумом исследователей больших данных и лабораторией больших данных в социальных науках Томского государственного университета.

– Немного расскажите о коллективе, работающем над проектом.

А.Ф.: – Специфика мегагрантов в том, что они предполагают создание больших исследовательских коллективов. Помимо россиян, в команду входят ученые из пяти стран – Германии, Дании, США, Франции и Швеции. Плюс большая география внутри России: Тюмень, Москва, Санкт-Петербург, Пермь, Екатеринбург, Челябинск, Томск, Новосибирск, Псков. Урал и Сибирь в этом разрезе – некий полигон, на основании которого будет сделана новая модель, которую можно бы было потом использовать при изучении других территорий. Успешность нашего проекта будет оцениваться, если его наработки станут полезны в любой части мира – в Бразилии, Канаде или в Новой Зеландии… То есть, наша задача – попытаться создать некую новую теорию осмысления пространства, которая будет отработана на Урале и Сибири, а потом может стать универсальным для любого временного отрезка и любой географической точки.

– Сколько дано времени на реализацию проекта?

А.С.: – Формально этот грант на три года, и есть возможность продления его ещё на два года. Но, как я уже сказал вначале, мы мыслим категорией большого проекта, поэтому нам этот грант даст возможность интенсифицировать, ускорить наше исследование, привлечь коллег, поэтому будем наши исследовательские и образовательные проекты продолжать и дальше.

А.Ф.: – Важная идея, что грант дает возможность создать в ТюмГУ центр, подобных которому нет в России. В мире эта проблематика довольно актуальна. И, если получится, то по окончании работы над мегагрантом проект не исчезнет, а будет развиваться за счет собственных сил, лаборатория станет местом притяжения исследователей, которые изучают экологическую историю, пространства, идентичности. Это попытка сделать Сибирь, Тюмень, ТюмГУ еще более видимыми на мировой академической карте.

А.С.: – Ещё небольшой акцент. Сегодня у нас много известных, статусных коллег, но при этом мы большой акцент делаем на том, чтобы вырастить свои кадры – мы вовлекаем в работу с нами студентов, магистрантов и аспирантов Тюмени и других городов России, потому что нам интересно, чтобы был приток новых исследователей для того, чтобы это направление было живо. Это очень хорошая возможность для студентов, чтобы прийти к нам и как минимум обогатиться коммуникацией с учёными, создающими грант.

Одним из важных результатов мы видим не только создание теории, но и введение в науку новых, ранее не известных источников и материалов. Планируется большой блок по формированию банка документов, не введенных в научных оборот, в электронном виде. Во врем

я недавней поездки по Сибири мы провели переговоры с крупнейшими центрами хранения документов о Сибири – это государственная публичная научно-техническая библиотека РАН (в Новосибирске), это научная библиотека Томского госуниверситета, где великолепная коллекция работ по Сибири и Уралу, там есть ряд уникальных документов, которые интересны, но которые пока не переведены на русский язык. Мы хотим в рамках проекта сделать эти документы доступными для коллег.

М.Б.: – Мы очень заинтересованы в развитии международной научной сети ведущих специалистов для сотрудничества. Я буду руководить именно этим аспектом нашей деятельности. В коллективе проекта есть специалисты из США, Германии, Франции и Дании, и мы намерены расширять сотрудничество. В Швеции будем развивать связи с двумя ведущими университетами: Седертёрна и Уппсалы. Каждый год два исследователя из Тюмени будут проводить месячную стажировку в этих вузах. Планируем организовать семинары и конференции в Швеции, принять участие в международных конференциях в других странах Европы и в США.

– Ну и в заключение, наверное, стоит обозначить, как будет складываться общая картина вашей работы?

А.Ф.: – Мы планируем провести в Тюмени три международные конференции, где соберутся учёные, чтобы попытаться выработать общий язык, общие основания. Сложить мозаику из разных кейсов. Плюс публикационная активность. Один из главных итогов – создание коллективной монографии. Будет некий труд, в котором разные сюжеты должны свестись воедино. Это как в хорошей книге или хорошем сериале, где разные герои, но в конце они сходятся вместе и решают одну проблему – как в «Марвел», где в конце герои собираются и побеждают Таноса.

А.С.: – Логика проекта направлена на то, чтобы получить комплексный результат. Можно было бы ограничиться необходимым количеством публикаций, но мы решили пойти другим путем. Помимо научных результатов, мы нацелены на новые образовательные программы и подготовку кадров.

М.Б.: – Я могу только согласится с тем, что Александр сказал о новых инициативах. Международное измерение имеет центральное значение для этого. Вместе с развитием нашего академического профиля в России мы будем изучать возможности для налаживания сотрудничества с коллегами из других стран, организации совместных мероприятий и подачи заявок на дальнейшее финансирование.

Источник:

Управление стратегических коммуникаций ТюмГУ

Меню