Историки воссоздали дипломатические практики Исфахана

Историки ТюмГУ воссоздали церемониальные дипломатические практики, принятые при персидском сефевидском дворе времен правления шаха Султан- Хуссейна (1694—1722 годы). «В Сефевидской Персии существовал тщательно разработанный церемониал и этикет приема иностранных посольств. В те времена церемониальным пространством выступала сама столица Исфахан, а также ее пригороды и загородные резиденции шаха. Процедура предполагала пышную встречу посольства на подъезде к столице, ее сопровождение до места размещения, торжественный въезд в столицу, прием у шаха с вручением верительных грамот и трапезой. Причем, шахские приемы носили исключительно церемониальный характер, тогда как на приемах высших должностных лиц могли обсуждаться важные политические вопросы. Случалось, что приемы высших должностных лиц по пышности превосходили приемы шаха», - рассказал профессор ТюмГУ Сергей Кондратьев.
Историки воссоздали дипломатические практики Исфахана
Историки воссоздали дипломатические практики Исфахана
Исследование было основано на материалах шотландского медика Джона Белла, участника российского посольства Артемия Волынского в Исфахан (1717 г.).

Исфахан - один из древнейших и некогда влиятельных городов
мира. Сегодня это третий по величине город Ирана. Местные жители его часто
называют Несф-е джеха́н - «Половина мира». Исфахан был быстро отстроен и процветал при шахской династии Сефевидов (XIV век).

«Путешествия из Санкт-Петербурга в различные части Азии» Джона Белла были опубликованы в 1763 году. В полном объеме на русском языке издавались лишь однажды. В 1776 г. в Санкт-Петербурге они вышли в переводе с французского же перевода под названием «Белевы путешествия чрез Россию в разныя асиятския земли; : А именно: в Испаган, в Пекин, в Дербент и Константинополь». Перевод этот спустя 250 лет не может считаться удовлетворительным. Не могут удовлетворять современным требованиям и публиковавшиеся позже фрагменты из записок Джона Белла. Потому, как считают историки, выполнение современного перевода и издание на русском языке актуально и своевременно. К тому же специально его описание миссии Волынского в Исфахан никто не исследовал, с существующими дипломатическими практиками не сопоставлял. В основном о нем пишут, как о путешественнике, проехавшем Россию вместе c посольством Измайлова в Пекин (1719 — 1722). На английском языке есть только одна работа о записках Белла о Персии. (См.: Stevens R. John Bell of Antermony, and His Travels in Iran // Journal of Persian Studies. 1978.).

«Описания Джона Белла показывают, что в Сефевидском Иране сложились свои церемониальные практики приема иностранных посольств, с подробно разработанным этикетом и ритуалом. Процедура шахских дипломатических аудиенций и приема верительных грамот тоже была детально раcписана, включая обязательное долгое ожидание посла. Наличие дрессированных зверей призвано было, вероятно, показать, могущество Персии: шах повелевает не только людьми, но и животными. Очевидно, что отдельные моменты церемонии при сохранении общего сценария могли уточняться и корректироваться. Отметим, Артемий Волынский согласовывал с персами условия торгового договора (1717г.). Решение об окончании дипломатической миссии принимала принимающая посольство сторона, причем оно могло быть неожиданным. Скупые характеристики, данные Дж. Беллом отъезду, очевидно, скрывают раздражение российской делегации неожиданным решением шахской администрации», - заключил историк.

Работа проводилась при поддержке РФФИ в рамках проекта 20-09-42055.


Источник:
Управление стратегических коммуникаций ТюмГУ

Фото: travel-cam.net
اصف
Меню