Психологи установили особенности реагирования на ситуации коррупции

Российские мужчины оценивают ситуации, связанные с коррупцией, благосклоннее женщин. Они воспринимают их как обстоятельства привлекательные и контролируемые, из которых потенциально можно извлекать выгоду. Это выяснили ученые ТюмГУ совместно с коллегами из Крымского федерального университета имени В. Вернадского и Московского университета МВД России имени В. Кикотя на основе разработанной ими процедуры оценивания изображений.

Психологи установили особенности реагирования на ситуации коррупции
Психологи установили особенности реагирования на ситуации коррупции

Отработка процедуры осуществлялась на основе 101 фотографии по коррупционной тематике. В числе изображений - формы взятки (денежные купюры, предметы роскоши, слитки золота), процесс передачи взятки и наказание за нее, а также социальные коррупциогенные ситуации. Фиксирование эмоционального реагирования на изображения осуществлялось при помощи шкал значимости (валентности), силы (возбуждения) и доминантности. 

«Исследования, связанные с коррупцией, обычно затруднительны. Основная причина затруднений связана в организации экспериментального дизайна, который позволил бы оценить объективное реагирование. Потому проекты, проводимые посредством аффективных изображений, ориентированы именно на получение мало контролируемых эмоциональных реакций от испытуемых в отношении контента. Отсутствие прямых вопросов по предлагаемому визуальному содержанию снижает осознаваемость их отнесения к теме «коррупции», - рассказала заведующая кафедрой общей и социальной психологии ТюмГУ Инна Васильева.

В эксперименте участвовали мужчины и женщины 18 - 70 лет. Каждый участник оценивал весь набор фотографий. Причем, оказалось, что по показателю валентности (значимости) в оценке изображений, связанных с коррупцией, наибольшие расхождения в реагировании показали женщины и мужчины в юношеском и пожилом возрастах.

«Скорее всего это связано с тем, что мужчины, выполняя социальную функцию добытчика, видят здесь символику ресурсов, несмотря на возможный риск. При этом женщины воспринимают эти изображения как источник риска для стабильности и благополучия, - пояснила И. Васильева. - В периоде юности женщины еще не загружены поиском ресурсов для обеспечения своей жизнедеятельности: как правило, обеспечением занимаются родители. А в пожилом возрасте уже снижаются социальные запросы и потребность социальной репрезентации, часть потребностей покрываю уже взрослые дети и пенсионные выплаты».

В рамках исследования обнаружилось сближение показателей значимости (валентности) у мужчин и женщин зрелого возраста. Привлекательность изображений, связанных с коррупцией, психологи объясняют просто: они воспринимаются одинаково мужчинами и женщинами как источник ресурсов, поскольку в этом возрасте перед обоими полами стоят задачи обеспечения жизнедеятельности, обучения детей, а также поддержания собственного социального статуса. 

Любопытно, что более молодые испытуемые показали меньшее возбуждение от просмотра изображений. Возможно, потому в юности еще не нет готовых поведенческих схем, ассоциированных с изображениями коррупциогенных ситуаций. В зрелом возрасте эти схемы нарабатываются и, соответственно, активируют возбуждение, а в пожилом возрасте снова наблюдается расхождение социальных задач. Мужчины продолжительное время готовы нести на себе функцию добытчика и защитника, тогда как женщины чаще снижают свою социальную активность.

А вот в отношении показателя доминантности половые различия оказались выражены сильнее в молодом возрасте. При этом молодые люди считают, что лучше контролируют ситуации, связанные с коррупцией. Девушки же, наоборот, гораздо менее уверены в своих возможностях контроля над такими ситуациями. К пожилому возрасту эти представления у мужчин и женщин уравниваются.




Источник:
Управление стратегических коммуникаций ТюмГУ

Фото: bel.ru
Рубрики:
Меню