Студенческая наука – мифы и реальность

Павел Смирнов, заведующий лабораторией седиментологии и эволюции палеобиосферы Института экологической и сельскохозяйственной биологии (X-BIO) ТюмГУ, рассказывает о пути становления молодых ученых, о мифах и реалиях студенческой науки. 
Студенческая наука – мифы и реальность
Студенческая наука – мифы и реальность
Занимались ли вы «студенческой наукой» во время обучения в университете?

Мое приобщение к науке началось еще со школьной скамьи в период кружковых занятий в Тюменском Клубе юных геологов. Поэтому в студенческие годы, с учетом небольших перерывов, вся эта работа продолжилась.

У меня есть несколько утверждений по поводу студенческой науки, я бы хотела услышать ваше мнение по их поводу.
Например: Студенческой наукой занимаются, чтобы получать повышенные стипендии. Насколько это правда, с вашей точки зрения?

Я против такого рода обобщений – разные люди имеют различную мотивацию к различным видам деятельности. Утверждение, что единственной существенной причиной для научной деятельности являются некие прямые и непрямые (например, так называемый «научный туризм») материальные преференции ложно, и лишь примитивизирует наши представления об обсуждаемом предмете. 

Безусловно, в так называемой «студенческой науке» (термин, который мне кажется не в полной мере корректным) одни люди ищут финансовых бенефитов, другие – присоединяются в силу отчетливо хорошо выраженной потребности в научном поиске, третьи идут туда «за компанию» или в попытке просто разнообразить собственную жизнь и т.д. 

Куда более насущным мне представляется в этой дискуссии вопрос о том, чтобы система оценки достижений в науке, которые потом становятся основанием для материального поощрения студентов, была более стройной, прозрачной и понятной. 

Следующий тезис: Студент может заниматься наукой только при условии, если его курирует преподаватель из его института или с кафедры. Правда ли это?

Абсолютно нет. Патронаж даже большого ученого совсем не гарантирует вам успешного исполнения научного проекта, равно как отсутствие такого не становится приговором вашей научной карьере.

Сейчас открытость мира, обилие информации обо всем и многообразие способов ее распространения, позволяет любому заинтересованному человеку отслеживать последние достижения науки и обращаться к лучшим паттернам и научным практикам. Что точно необходимо – это обеспечение для себя, как нынче модно выражаться, достаточной «плотности коммуникации» и возможности получения экспертизы от профильных специалистов. То есть, решающим становится интеграция в сетевой коллектив единомышленников, участие в котором обеспечит необходимую связь с научным сообществом, возможность апробации и критического осмысления промежуточных результатов научной деятельности. 

Будут те, кто с таким мнением не согласится, но мой личный опыт это доказывает. Я выбирал для себя в качестве тем исследований процессы, явления, объекты, по которым не было достойной экспертизы и какой-либо научной школы в Тюмени. 
Однако, это компенсировалось тем, что еще со студенческой скамьи я находился в непрерывной коммуникации с учеными из Москвы, Новосибирска, Казани, Екатеринбурга, Томска и пр. Я не боялся с ними самостоятельно знакомиться, обращаться к ним с предложениями о совместных проектах или запросами о рецензии полученных данных – и кроме решения собственного научных задач, стремительно расширялась  моя сеть контактов, а опыт и научный взгляд на мир этих специалистов мною так или иначе перенимался, полностью или частично.

А правда ли, что студентов не пускают в настоящие научные лаборатории? Как студенту можно попасть в реальное научное исследование? 

Здесь снова звучит то самое обобщение, которое в реальной жизни не встречается. Наука – вещь, как мне кажется, персонифицированная и институциализированная. То есть, всё будет зависеть от конкретного коллектива, его руководителя и общей системы взаимоотношений, принятых в организации, где они работают. 

Нет никакого универсального рецепта, который обеспечил бы успешную интеграцию студента в научный коллектив – это вообще, вероятно, тема для отдельной научной дискуссии. Однако, несколько советов от меня прозвучат – студент должен уметь продемонстрировать осведомленность, информированность о деятельности лаборатории, внятность своих намерений, видение будущей роли в проекте, высокую инициативность и понимание общих принципов функционирования научного подразделения (считай, целого коллектива).

Приходилось многократно наблюдать, что молодые ребята, которые полны желания приобщиться к науке, часто вербально выражают свое мнение таким неумелым и неудачным – «мне бы позаниматься чем-нибудь в лаборатории». В лабораторию необходимо прийти с очевидной и конкретной целью, ведь позаниматься «чем-нибудь» вы можете и за пределами лаборатории. Искренне убежден, что познания в предмете и серьезные намерения откроют перед вами любые двери – вне зависимости, хоть университета, коммерческой компании или научной лаборатории.

Обращаясь к использованному понятию «реальный научный проект». Не хочется занудствовать, но если исследование «не реальное» – то оно и не особо научное. Разумным будет упомянуть понятия, которые у нас путают – учебно-исследовательскую и научную деятельность. Первая ставит целью выработки общей квалификации будущего исследователя, понимания методологии науки, овладения навыками, например, полевой или лабораторной работы – все что является некой предтечей научного исследования. При этом никто не ждет, что вы представите публике сногсшибательные, до сели не известные мировой общественности сведения. Этим как раз занимается наука – получения нового для всех (а не только для вас лично) знания об объекте. 

Вообще, чем студенческая наука отличается от нестуденческой?

Студенческая наука в моем понимании – это вид научной деятельности, когда обучающийся, осваивая сперва общие основы ведения научной деятельности, последовательно переходит к полноценной учебно-исследовательской работе и далее к серьезному научному проекту. 


Скажите, а почему вы выбрали путь научного исследователя? 

В моем случае нельзя всецело утверждать, что я выбрал только путь исследователя. Безусловно, я могу с гордостью носить звание исследователя, но моя карьера в большей степени строилась вокруг организации и сопровождения научной деятельности, а также опережающего образования школьников и учебно-исследовательской работы с ними. В самой научной работе меня воодушевлял масштаб проектов, их география и связанная с ними международная кооперация. 

Справка: Павел Смирнов защитил диссертацию в 2017 году по специальности «литология» под руководством легендарного ученого, члена-корреспондента РАН Ивана Ивановича Нестерова. Стажировался в Клаустальском техническом университете в Германии, работал в Тюменском индустриальном университете, побеждал во Всероссийской и Сибирской геологических олимпиадах, руководит Тюменским клубом юных геологов. Организует геологические экспедиции. Наставник и тренер участника Международной олимпиады по наукам о Земле IESO члена Клуба из лицея № 81 Тюмени Александра Меньшикова (Сеул, Республика Корея, 26 августа – 3 сентября 2019 г.). В 2020 году стал победителем конкурса РФФИ «Перспектива» на лучшие проекты фундаментальных научных исследований молодых ученых. Павел Смирнов руководитель новой лаборатории седиментологии и эволюции палеобиосферы X-BIO, созданной в 2020 году по результатам конкурса Министерства науки и высшего образования РФ на право создания в вузах "молодёжных" исследовательских лабораторий.



Источник:
Управление стратегических коммуникаций ТюмГУ
Материал подготовила София Злагода, студентка ТюмГУ
в рамках Программы по содействию занятости студентов в Тюменской области

Меню