Марк Бассин: изучая Сибирь, мы познаем весь мир

Мегагрант Правительства РФ в рамках государственной поддержки научных исследований получил проект ТюмГУ «Человек в меняющемся пространстве Урала и Сибири». Его руководителем назначен ведущий учёный, профессор Университета Сёдерторна (Швеция) Марк Бассин. Марк любезно согласился побеседовать с нами, рассказать о геополитике и о себе.
Марк Бассин: изучая Сибирь, мы познаем весь мир
Марк Бассин: изучая Сибирь, мы познаем весь мир

– Марк, расскажите, в чем состоит пространственный подход в гуманитарных науках.

– Правильнее называть «пространственный переворот». Это комплексный концепт, включающий в себя различные проблематики и вопросы, которые в целом посвящены жизни человека. Этот научный подход появился не так давно. Обозначает в какой-то степени децентрализацию исторической науки. То есть, ученый не исследует, говоря о России, только события Москвы и Петербурга – центра, его структуры и жизни. Сегодня изменяется историческая, историографическая ментальность. Переворот состоит в том, что теперь можно рассматривать регионы и провинцию. Раньше не имело значения, что происходит в провинциях. А теперь произошла децентрализация – то есть, понимание, что история далеких районов страны, возможно, даже не очень известных – это тоже часть истории государства, как говорится – национального рассказа.

И для меня этот пространственный переворот сегодня на первом месте. Я начал исследования в этом направлении в начале 80-х годов прошлого века. Я писал кандидатскую диссертацию по тематике Сибири, точнее «Восточная Сибирь», изучал Приамурье (когда Николай Муравьев-Амурский был генерал-губернатором), присоединение в 50-х годах XIX века амурского бассейна. К этим территориям имели отношение Петр Кропоткин, Михаил Бакунин. И я это изучал, будучи в группе американских стажеров в Москве в МГУ. Когда я в те годы рассказывал коллегам, что занимаюсь Сибирью, никто не понимал, зачем я это делаю: «Почему Сибирь, какое это имеет значение – это просто абсурд?!» Но через 10 лет уже всё было ясно. И тогда изучение Сибири стало актуальной темой.

Ведь помимо того, что периферия – часть национального рассказа, то, что делается на периферии, влияет и на жизнь центра и даже объясняет процессы, которые влияют на то, что происходит в центре и формируют историю страны. Восприятие, интерпретация пространства много говорит о ментальности общества. И поэтому оно очень важно. После моей диссертации об Амуре я узнал, что в Москве и Петербурге XIX века очень своеобразно понимали Сибирь как регион.

И ещё один нюанс: чтобы понять, что такое Сибирь, надо и понимать, что такое Россия. К этому нужно точно и очень географично подходить. Если этот вопрос изучать, то можно многое увидеть в этом узле. В процессе работы я выделил разные взгляды на Сибирь из центра России: Сибирь как «золотой мешок» в XVII веке, как колония – в XIX. Но были Бакунин и Кропоткин, которые уже тогда говорили, что Сибирь – земля будущего, земля реформ. Сам Муравьев-Амурский был реформатором времен Александра II.

Если говорить о состоянии нашего проекта о Сибири сегодня, то тоже нужно рассматривать столичные взгляды на Сибирь из центра в наше время, как на неё смотрит официальная политика. Сейчас к тому же произошел своеобразный «государственный переворот» – теперь мы всё рассматриваем в рамках географического и геополитического понятия «Большая Евразия». А какую роль играет в этом Сибирь? Какие сегодня есть взгляды на Сибирь, в чем их различие? Сейчас очень много литературы о русской цивилизации. А какое в ней место имеет Сибирь? Именно эти вопросы я хотел бы рассмотреть в рамках нашей грантовой работы.

И Сибирь – это веха в истории России. Это пространство и идентичность. У нас есть целая группа коллег, которая будет заниматься этим сложным вопросом – пространства и идентичности: как определить именно объем, контуры этого пространства.

– Идентичности – это, предположим, в одном человеке. «сибиряк», «кузбассовец», «тюменец»? Человек приехал жить из Кузбасса в Тюмень…

– Это разные уровни идентификации в одном. Как это совмещается? Очень интересно это изучить. И я с нетерпением жду встреч с коллегами, чтобы обсуждать такие моменты, чтобы побеседовать на эти темы. «Я – сибиряк» – это очень просто и верно, но что это значит, но в каким объеме, в каких границах на карте ты существуешь? Варианты будут разные.

– А в целом как развивается международное сотрудничество в рамках проекта-мегагранта «Человек в меняющемся пространстве Урала и Сибири»: что сделано, как идет работа…

– Здесь четыре момента. Из-за пандемии я пока не могу к вам приехать, и я начал активно координировать деятельность в Швеции. Главное, что я планирую – это организовать предположительно осенью следующего года (всё зависит от ситуации с ковидом) в Стокгольме большую конференцию по Сибири. Там всё будет включено – и история, и современность. Приедут мои коллеги. Я очень рад, что мы нашли друг друга, что у меня есть личные отношения с коллегами, которые интересуются Сибирью. Это будет для меня возможность собрать вместе ученых из Европы, Америки и России. Также я организую небольшие рабочие группы университетов, в которых я работаю – в Университетах Уппсалы и Сёдертерна. Третье – я стараюсь организовать международную сеть специалистов, которые интересуются нашей темой. И четвертое – я прилагаю усилия, чтобы в Стокгольм из Тюмени приехали стажеры. У нас очень хорошие условия – два университета хотят принять стажеров. 

– Что значит для Вас участие в мегагранте? Какие ожидания от проекта?

– Когда в июле 2020 г. Александр Сорокин впервые связывался со мной и описывал, что хочет сделать мегагрант и что написал заявку, что будет тематика «Сибирь», я необычайно радовался, потому что это оптимальная возможность для меня возвратиться к этой теме. И очень хочу познакомиться с новыми коллегами из России. Поговорили в Zoom, но это крайне неудовлетворительно. Я хочу приехать в Тюмень, долго общаться, понять образ мысли моих коллег…

– Какие у Вас образы современной Сибири, Тюмени, ТюмГУ?

– Вот когда приеду, тогда и составлю образы. Как географ я, конечно, знаю о Тюмени, в 80-е годы прошлого века преподавал географию и рассказывал о вашем городе и области, но это совсем другое дело…

Центральными понятиями в ваших исследованиях являются концепции геополитики и идентичности. Что эти идеи дают для понимания российской истории? 

– Это моя специализация – «история геополитической мысли». Я делаю работы про разные национальные контексты. Про германскую, британскую, американскую геополитику. Главный акцент мой в исследовании про Россию – это евразийство. Думаю, что я довольно глубоко изучил этот аспект. Классический период евразийства – это 20-30-е годы прошлого века: работы таких ученых, как Николай Трубецкой, Петр Савицкий и т.д. Потом было советское евразийство – это Лев Гумилев. Я о нем написал книгу. Постсоветское – там немного материала. Большая часть статьи, о которой мы говорим, посвящена Льву Гумилеву. Это самый интересный период – время, в которое он писал свои работы. И он, и его современники были блестящие учёные – мыслители, они думали о национальной идентичности России, о судьбе страны именно через пространство, через евразийство как определитель российской жизни и судьбы. Когда ещё не было интернета, я их тексты читал в библиотеках России в старинных рассыпающихся изданиях, и это абсолютно блистательно – как эти ученые говорили о пространстве, об истории.   

– Ваши проекты – «Школа географии», журнал «Геополитика», статьи, общение… как хватает времени на столько проектов, хватает ли на личную жизнь и отдых? Ведь огромное число коммуникаций и при этом необходимо углубление в науку…

– Времени никогда не хватает, я много работаю в двух университетах, и буду ещё больше занят, когда будет возможность приехать к вам. Но это всё очень приятно, и это меня вдохновляет. В журнале я уже несколько лет не работаю. Я приехал в Швецию 11 лет назад, и очень большой плюс сейчас, что у меня крайне минимальные обязанности. Я не обязан преподавать, и никто ничего от меня не требует. Мне сказали – вот тебе место, занимайся наукой. Поэтому у меня есть запас времени, энергии и средств для таких проектов, как в Тюмени. В Уппсале я немного преподаю, по своей инициативе. Но главное для меня – реализация моих проектов.

Справка

Марк Бассин  – американский географ, геополитик. Получил PhD в Университете Калифорнии в Беркли, США. С 2010 года – профессор Центра Балтийских и Восточноевропейских исследований Университета Сёдертёрна, Худдинге, Швеция. Ранее работал в Институте исследований России имени Кеннана в Вашингтоне (США). Обладатель гранта программы Фулбрайта-Хейса. Исследует историю идеологии, политическую географию и геополитику России и стран Центральной Европы. Особенно интересуется изменением идеологии в постсоветском пространстве и современной политикой евразийства.

Источник:

Управление стратегических коммуникаций ТюмГУ

Рубрики:
Меню