В ТюмГУ успешно защитили кандидатские диссертации два аспиранта из КНР

Впервые в истории ТюмГУ две аспирантки из Китая – Тун Цзин и У Цзинвэнь – защитили кандидатские работы.

В ТюмГУ успешно защитили кандидатские диссертации два аспиранта из КНР
В ТюмГУ успешно защитили кандидатские диссертации два аспиранта из КНР

Гражданка КНР У Цзинвэнь – первый иностранный аспирант, соискательница кафедры русского языка, защищавшаяся в диссертационном совете ТюмГУ по специальности «Сравнительно-историческое, типологическое и сопоставительное языкознание». Защита её кандидатской работы «Метафорические модели и их реализации в сказочных произведениях А.С. Пушкина и их переводах на китайский язык» состоялась год назад. Сегодня У Цзинвэнь уже получила диплом кандидата филологических наук и преподаёт русский язык студентам в Шэньянском политехническом университете.

Тун Цзин защитилась осенью прошлого года. Ее диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук была на тему «Лингвокультурный потенциал комментариев в переводном художественном тексте и его реализация в китайских переводах повести А.С. Пушкина «Капитанская дочка».

­Мы расспросили преподавателей девушек об особенностях их работ, качествах аспиранток, трудностях работы с иностранными студентами.

Наталья Николаевна Белозерова, главный редактор научного журнала «Вестник Тюменского государственного университета. Гуманитарные исследования. HUMANITATES», доктор филологических наук, профессор кафедры английского языка ТюмГУ (возглавляла Диссертационный совет на обеих защитах):

Аспирантки прошли в нашем университете все три уровня обучения – бакалавриат, магистратуру и аспирантуру. Большую роль в их становлении как молодых ученых сыграли научные руководители ­ Елена Купчик и Ольга Трофимова.

Почему китайские аспирантки работали именно с текстами Пушкина? В Китае почти в каждом городе есть памятник Пушкину. Он им близок, в отличие от Достоевского. Об этом говорил Иван Иванович Мельников, председатель Общества российско-китайской дружбы.

Нужно сказать, что само содержание работы У Цзинвэнь, «Метафорические модели и их реализации в сказочных произведениях А.С. Пушкина и их переводах на китайский язык» – это более теоретически направленная работа. И эта теоретическая канва дала возможность построить ей достаточно сильную защиту. Цзинвень защищалась уверенно, убедительно отвечала на вопросы. Показала специфику восприятия в Китае сказок Пушкина, почему в Китае такой интерес к произведениям солнца русской поэзии.

Работа аспирантки Тун Цинь по «Капитанской дочке» – более практикоориентированная. От диссертанта требуется не более 200 страниц текста, а здесь труд в несколько раз больший. Потому что в приложении собраны семь комментариев. Цинь держалась уверенно, владея хорошим русским языком. Убедительно доказала положения, которые выносила на защиту. На этой защите у аудитории было несколько больше вопросов. Потому что это был не совсем прямой текст, а метаязык – текст о тексте, комментарий. Совет задавал достаточно трудные вопросы, но аспирантка сумела на них ответить.

В этом году на лингвистику поступили ещё два аспиранта из Китая, и снова их прикрепили к Елене Викторовне и Ольге Викторовне. Студенты уже получили свои темы, но из-за ковида пока приехать не могут – находятся в Китае. Я сейчас веду методологический семинар, и китайские аспиранты взаимодействуют со мной онлайн.

Елена Викторовна Купчик, доктор филологических наук, профессор кафедры русского языка и общего языкознания ТюмГУ:

– Творчество Пушкина особо значимо для китайской литературы и культуры в целом. В учебных заведениях Китая это весомая часть курса зарубежной литературы, и их представление о русских – народе, культуре, менталитете – во многом формируется благодаря изучению пушкинских произведений. Сама защита прошла очень качественно. От совета не было замечаний, только вопросы. У меня как у руководителя было чувство гордости как за Цзинвэнь, так и немного за себя.

Руководитель видит, увлечен и заинтересован аспирант или нет. В этом случае всё было замечательно. Мне понравилось работать с аспиранткой в том числе и потому, что у неё хорошие человеческие качества: порядочность, искренность, тактичность. Со времени отъезда Цзинвэнь в Китай она постоянно пишет мне теплые письма, приписывая «я Вас люблю», называя меня русской мамой, и т.д. Это очень ценно, когда человек так благодарен. Она сейчас приступает к работе в Шэньянском политехническом университете, в котором есть Центр русского языка им. А. С. Пушкина – вот такое неслучайное совпадение.

Сложности работы с представителем иного языка, конечно, имели место. Во время обучения Цзинвэнь в магистратуре языковой барьер давал о себе знать, особенно в первый год аспирантуры. В последнее лето перед защитой мы с Цзинвэнь занимались почти ежедневно: рассматривали значения тех или иных слов, особенности морфологии, синтаксиса, произношения. Необходимо было учесть и языковые, и культурные нюансы. Понятно, что китаец те же пушкинские сказки читает как-то по-другому, чем русский.

Цзинвэнь изучала метафоры и сравнения в четырех переводах на китайский, сопоставляла эти переводы между собой. Сама перевела китайские тексты обратно на русский – посмотрела, что получилось. Случаи были самые разные. Были отмечены многочисленные отклонения переводов от оригинала. Выявилось несовпадение содержания некоторых понятий. Допустим, душа в русской культуре – ключевой образ, концепт культуры. А в Китае этого нет, у них главное – сердце. И в китайских переводах вместо «души» фигурирует именно «сердце». Подобных вещей довольно много. Представление о времени у русских – «время идет», а у китайцев такого нет. У Пушкина девушка-голубка, «голубица – красавица девица», а китайцы переводят «милая хорошая девушка». В русском у Пушкина «грусть-тоска меня съедает», «зависть гложет» – негативное чувство уподобляется человеку. У китайцев это очень редкое явление.

Ольга Викторовна Трофимова, доктор филологических наук, профессор кафедры русского языка и общего языкознания ТюмГУ:

微信图片2.jpg Если учесть, что в «Капитанской дочке» много архаизмов и историзмов, и это непростое чтение для русского школьника, то, конечно же, для китайцев повесть очень сложна, и поэтому издатели дополняют её необходимыми для читателя комментариями. Тун Цзин сопоставила все комментарии в семи китайских переводах1956-2013 гг. (а всего их больше 20). 

Кстати, «Капитанская дочка» – это первое произведение Пушкина, переведенное на китайский язык в 1903 г. под названием «Русская любовная история», но не с оригинала, а с японского перевода. Это была история, понятная во все времена всем народам, не нуждавшаяся в точности деталей. Тун Цзин же исследовала ставший классическим перевод Сюнь Юна, до сих пор являющийся эталоном переводческой и комментаторской деятельности в Китае, и шесть позднейших переводов. Она  обращала внимание на смысловые потери и порой ненужные информационные приращения (а иногда – явные, скажем так, неточности в переводе, вводящие читателя в заблуждение) в китайских вариантах русской повести, сравнивая удачные или неудачные переводческие решения с предлагаемыми словарными материалами.

Как иллюстрацию можно привести вопрос Андрея Петровича Гринева «Где его пашпорт?». В семи переводах – четыре варианта перевода существительного, и только один из них передает необходимый смысл, а, например, не заставляет читателя предположить, что Петруша Гринев должен уехать из России. В двух изданиях дан комментарий: у отца Петруши дефект речи. Но во времена Пушкина вариант паспорт употреблялся наряду с пашпорт, который вошел в русский язык несколько раньше. И Цзин пишет: «Вариант пашпорт действительно имеет отношение к характеристике отца, но как слово из его молодости». В диссертации много тонких стилистических замечаний, которые, помимо прочих достоинств исследования, отмечены оппонентами очень высокого уровня – представителями академической науки: Алексеем Алексеевичем Бурыкиным (Институт лингвистических исследований РАН, Санкт-Петербург) и Марией Яковлевной Каплуновой (Институт языкознания РАН, Москва). Ведущей организацией был «Национальный исследовательский Томский государственный университет».

Цзин - талантливый, вдумчивый исследователь, очень переживающий за дело. Иногда мы обе чуть не плакали, не понимая, как же донести друг до друга, до представителя другой культуры, русские и китайские смыслы и настроения… Исследование позволило Цзин узнать больше свой родной язык, полюбить русский  – и найти новые методические приемы для обучения русскому языку китайцев, а китайскому – русских. У неё сегодня много учеников.

…О нации часто судят по отдельным её представителям. Наши аспирантки из Китая – Тун Цзин и У Цзинвэнь – достойнейшие представители своей страны. Кстати, обе учились 

微信图片1.jpg

в бакалавриате в университете имени Конфуция в Цюйфуском педагогическом университете, вузе-партнере ТюмГУ, и русский язык преподавала им Яна Петровна Полухина, доцент нашей кафедры.  

 Мы попытались связаться также с самими аспирантками. Тун Цзин ответила:

Благодаря поддержке и помощи нашего университета, моего руководителя Ольги Викторовны Трофимовой, я защитилась в конце прошлого года. Я жила в Тюмени больше семи лет. Скажу без преувеличения, Тюмень – мой второй родной город. За эти годы я видела развитие Тюмени и нашего университета, и мне всё больше и больше нравилось там жить и учиться. Жизнь и учеба за границей – и счастливая, и нелегкая. С одной стороны, учеба за границей открыла мне новые горизонты Мне нравится говорить с русскими друзьями о жизни, о культуре и т.д., хотя взгляды на всё разные, но различие любопытно. Благодаря ему я больше понимаю важность изучения языка и общения. В будущем я хочу стать преподавателем русского языка в Китае. Надеюсь, что смогу внести позитивный вклад в китайско-российское межкультурное общение.

С другой стороны, жизнь за границей нелегкая, особенно для аспиранта. Нужно быть уравновешенной и серьезной. Я много раз плакала из-за той или иной проблемы, но мне очень повезло, что мой руководитель меня всегда поддерживала. Я люблю преподавателей нашего института, они добрые, профессиональные, я тоже хочу стать таким преподавателем, как они. Скучаю по Тюмени и моим русским друзьям. Если будет возможность, я обязательно вернусь в Тюмень.

Источник:

Управление стратегических коммуникаций ТюмГУ 


Рубрики:
Меню