Археологи ТюмГУ объясняют миграционные процессы в истории Сибири

Исследователи ТюмГУ получили 31 грант на проведение фундаментальных научных исследований по итогам первого совместного конкурса грантов Российского фонда фундаментальных исследований (РФФИ) и Тюменской области. Среди победителей – Александр Зеленков, младший научный сотрудник СоцГум, исполнитель гранта – «Роль миграции в историко-культурной динамике юга Западной Сибири в эпоху Средневековья» под руководством Натальи Матвеевой, профессора кафедры археологии, истории Древнего мира и Средних веков, зав. лабораторией археологии и этнографии СоцГум ТюмГУ. 

Археологи ТюмГУ объясняют миграционные процессы в истории Сибири
Археологи ТюмГУ объясняют миграционные процессы в истории Сибири

– Александр, наверняка есть какой-то задел у вашего гранта?

– Да, задел есть. Мы занимаемся археологией Западной Сибири эпох Великого переселения народов и раннего средневековья. Предметом нашего изучения являются миграционные процессы периода 4–8 вв. н.э. Нужно отметить, что миграции – это общечеловеческий процесс, являющийся следствием многих историко-культурных явлений в прошлом, повлиявших на сложение западносибирских народов. Изучение этого процесса на наших раннесредневековых материалах может вывести нас на более широкие темы, связанные с этногенезом угорских и самодийских групп населения, и, в частности, венгров, по которым мы выполняем настоящий проект.

В нем задействованы все специалисты нашей лаборатории, в первую очередь – Наталья Матвеева, у которой десятки работ посвящены торговле, миграциям, культурогенезу на территории Западной Сибири от раннего железного века до развитого средневековья. Она – наш идейный вдохновитель, занимается выработкой гипотез и методологической базы исследований. Евгений Третьяков, младший научный сотрудник, знаток материалов развитого средневековья 9–13 вв. н.э. Мой профильный период укладывается в рамки 4 по 8 вв. н.э. Ещё один участник проекта – Вячеслав Кулешов – нумизмат, лингвист и историк.

котел.jpgГеография наших исследований: Урал, Сибирь, с выходом на восточную Европу.

Что мы уже сделали? Об эпохе переселения народов уже достаточно много сказано. Во-первых, в это время населением юга Западной Сибири поддерживались экономические и культурные контакты с народами южного Приуралья и Центральной Азии. Свидетельствует об этом появление у западносибирского населения традиции захоронения человека с конем (или шкурой коня), импортные изделия (наборные пояса, бусы, украшения, высококачественная посуда, выполненная на гончарном круге). Кроме это фиксируются контакты с народами Севера Сибири, выраженные в погребениях с кремацией и синкретичными навыками в изготовлении и орнаментации посуды.

Есть мнения уважаемых исследователей, что импульсы переселений из Западной Сибири спровоцировали несколько очагов культурогенеза в Прикамье, Поволжье и Южном Урале. Так Римма Голдина, доктор исторических наук (г. Ижевск) считает, что сибирское население переселялось в Прикамье через Урал волнами, начиная с конца раннего железного века. Дмитрий Сташенков, кандидат исторических наук (г. Самара), считает, что группы сибиряков в эпоху Великого переселения народов появляются в Поволжье, участвуя в проболгарском культурогенезе. Владимир Иванов, доктор исторических наук (г. Уфа) видит в раннесредневековом населении Западной Сибири потомков венгров.

– С чем связана миграция народов? С поиском лучшей жизни?

– Много факторов. Одни работают одновременно, какие-то доминируют. Это природо-климатический, историко-политический и миграционный. Но в первую очередь, трансформация материальной культуры Западной Сибири Евразии связана с развитием кочевых цивилизаций степей. В раннем средневековье прослеживается существенное влияние культуры Первого, Второго тюркских каганатов. Они очень быстро сменяют друг друга, что связано со сложными отношениями между кочевыми группировками и их влиянием на соседние территории (так называемые даннические отношения – зависимости), в частности южнотаежного и лесостепного Притоболья и Прииртышья, подталкивая аборигенное население к адаптации к сложной внешнеполитической и экономической ситуации. В этом году мы исследовали памятник Воденикова-I на севере Курганской области. По итогам были получены ценные находки, подтверждающие переселение южнотаежного населения (т.н. потчевашская культура) Прииртышья (Омская область) 7–8 вв. н.э. сюда, в лесостепное Зауралье. Можно предположить, что, переселившись на Запад, носители потчевашской культуры участвовали в сложении протовенгерской культуры на Урале 8-го–9го веков н.э.

– За какие сроки вы заполните это белое пятно? Выйдут ли в ближайшее время какие-то публикации, будут конференции?

– Мы уже опубликовали серию статей, освещающих отдельные стороны и детали культурогенеза протовенгерской культуры, а также материальной культуры Западной Сибири. В конце 2020 года мы получили дополнительную финансовую поддержку РФФИ от Тюменской области. В этом проекте мы больше будем концентрироваться именно на методологии изучения миграций, их признаков в археологическом материале.

– Сотрудничаете с венгерскими учеными?

– Да. С 2017 года у нас тесное сотрудничество с Католическим университетом им. Петера Пазманя, с доктором Аттилой Тюрком. Это большой знаток средневековой археологии Восточной Европы. В 2017-2018 годах мы провели две совместные экспедиции, итогом которых были международные российско-венгерские археологические школы. Недавно в журнале Scientific Report вышла совместная статья, посвященная палеогенетическим исследованиям памятников, связанных с венгерском происхождением. Было доказано, что часть венгров осталась на Урале, а часть проживала на Карпатах уже к началу 10 в. н.э. Это очень важный результат в копилку изучения такой масштабной и важной для истории и археологии всей Евразии темы.

Источник:

Управление стратегических коммуникаций ТюмГУ

Рубрики:
Меню